В современной практической психологии широко распространен системный подход, который находит свое отражение в ряде направлений: например, системная семейная психотерапия (А.Варга, В.Сатир, Э. Эйдемиллер и пр.), системный стратегический подход (П.Вацлавик, Дж. Нардонэ и пр.). Кроме того, сегодня продолжает активно разрабатываться системный подход к личности человека, рассматривающий человека как активного, сложно организованного субъекта, включенного во множественные связи и отношения как внешние, так и внутренние (К.А. Абульханова-Славская, П.Вацлавик, А.В. Брушлинский, С.К. Нартова-Бочавер и пр.).

Такое развитие взгляда на личность позволяет взглянуть на каждого члена семьи с системной точки зрения. С одной стороны, каждый член семьи является элементом семейной системы, включенным в семейный контекст, семейные связи, выполняющим возложенные на него функции, играющим определенные роли. С другой стороны – этот же человек является сложным системным образованием, активным субъектом, обладающим рядом свойств и способностей, в частности: способностью к самоорганизации, к использованию определенных когнитивных стилей, копинговых стратегий и коммуникативных стилей. Иными словами, в ракурсе системного подхода личность можно рассматривать, во-первых, как элемент системы, во-вторых, как сложную самоорганизующуся систему. Такая включенность сложных систем друг в друга напоминает матрешку. И действительно имеет смысл говорить о некоторой гомологичности структур, о взаимном влиянии в процессе становления, развития и динамики всей совокупности систем, ведь стилевые особенности личности формируются и развиваются в процессе социализации, в процессе взаимодействия с другими людьми, в процессе приобретения и обогащения жизненного опыта. Эти стилевые особенности разных членов семьи, в свою очередь, причудливо переплетаются в процессе функционирования семейной системы.

Нам представляется возможным использовать данную модель при формировании стратегии психологической помощи в сопровождении того или иного семейного кризиса. Ниже будет предпринята попытка рассмотреть в таком аспекте семейный кризис, который возникает в результате потери одного из членов семьи.

В целом семейные кризисы являются точкой развития для семейной системы. Разрешая кризис тем или иным способом, система развивается, переходит на иной уровень: более высокий или нет. Различают два типа семейных кризисов: нормативные и ненормативные. Нормативные семейные кризисы (формирование внутреннего контракта семьи, рождение первого ребенка, поступление ребенка в школу и пр.) характеризуются положительной динамикой семейной системы. Ненормативные семейные кризисы (измена, развод, болезнь или смерть члена семьи)  характеризуются отрицательной динамикой семейной системы, связаны с переживанием негативных жизненных событий. Возникновение кризисов такого рода потенциально возможно на любом этапе жизненного цикла семьи.

Н.И.Олифирович, Т.А. Зинкевич-Куземкиной, Т.Ф.Велентой были выделены следующие признаки кризисного события:

  • Сверхнормативность для данной семьи;
  • Характер событий, угрожающий функционированию семьи;
  • Резкое возрастание внутриличностной напряженности, кризисное состояние членов семьи;
  • Возникновение межличностных конфликтов в семье, требующих их разрешения при одновременном отсутствии у членов семьи опыта конфликта такого уровня;
  • Истощение адаптационных ресурсов членов семьи;
  • Прогрессирующие негативные изменения в семейной ситуации;
  • Затруднения функционирования семьи в связи со столкновением с ситуациями, аналогов разрешения которых не было в семейном опыте;
  • Нарушения стереотипов поведения членов семьи.

Кроме того, в каждом ненормативном кризисе можно выделить следующие взаимосвязанные события:

  • Кризисное событие;
  • Восприятие и понимание членами семьи происходящего;
  • Отношение членов семьи к данному событию и особенности  его переживания ими;
  • Изменения в семейной системе;
  • Возможные индивидуальные и общесемейные способы выхода из кризиса.

В подобной кризисной ситуации стратегия работы психолога-консультанта включает несколько направлений работы. В первую очередь – это сопровождение перестройки системы. Данное направление включает анализ места ушедшего члена семьи в системе, его функции и роли; оценку перестановки и перераспределения сил и функций. Во избежание развития семейной дисфункции имеет смысл обсуждать такие вопросы, как «кто займет его место?», «нужно ли это понимать буквально?», «как можно перераспределить ресурсы и возможности, не перекладывая все на кого-то одного?». Разумеется, эти вопросы касаются не только бытовых обязанностей, но и менее очевидных функций или ролей, которые выполнял умерший член семьи в семейной системе.

Однако в помощи при переживании данного ненормативного кризиса нуждается не только семья в целом, но и каждый ее член (чаще – непосредственно обратившийся за помощью). И такая помощь – сфера индивидуального консультирования в ситуации утраты. На сегодняшний день можно выделить две основные стратегии консультативной работы с утратой: работа в метафоре «Прощай» и метафоре «Снова здравствуй!».

Метафора «Прощай» предполагает, что горевание - это естественный процесс и необходимый для того, чтобы отпустить потерю или оплакать смерть. После смерти близкого человека обычно наступает период тяжелейших эмоциональных сдвигов, включающий пять стадий: стадия шока; отрицания; агрессии; депрессии и, наконец, стадия принятия смерти. Подобные стадии работы горя выделяли Е. Кублер-Росс, Ф.Е. Василюк, Н.Долгополов и др.

Проводя человека через различные стадии переживания потери, горевание выполняет ряд психотерапевтических задач:

  1. Принять реальность потери не только разумом, но и чувствами.
  2. Пережить боль потери. Считается, что боль высвобождается только через боль, а это значит, что пережитая боль потери рано или поздно все равно проявится в каких-либо симптомах, в частности в психосоматических.
  3. Создать новую идентичность, то есть найти свое место в мире, в котором уже есть потеря и нет потерянного человека. 
  4. Перенести энергию с потери на другие аспекты жизни. Во время горевания человек поглощен умершим; ему кажется, что забыть о нем или перестать скорбеть равносильно предательству. На самом деле возможность отпустить свое горе дарует человеку чувство обновления, духовного преображения, переживание связи с собственной жизнью.

В психологической работе с утратой в метафоре «Прощай!» основной акцент делается на том, что ситуацию необходимо завершить, отпустив потерю, простившись навсегда с близким человеком.

Альтернативный подход к работе с утратой опирается на метафору «Снова сказать “здравствуй!”» и разрабатывается в русле нарративного подхода. Сторонники этого подхода: M. White, B. Myerhoff, L. Hedtke etc. – считают: несмотря на то, что нас учат тому, как “правильно” горевать, иногда попытки “отпустить” ушедшего причиняют вред тем, кто остается жить. Барбара Майерхоф спорит с Фрейдом, полагавшим, «что завершение процесса скорби требует, чтобы те, кто остается жить, создали для себя новую реальность, более не включающую то, что было утрачено. Но… необходимо добавить, что полное исцеление от скорби может восстановить то, что было утрачено, сохраняя его за счет встраивания в настоящее. Полное припоминание и удержание может быть настолько же важным для исцеления и благополучия человека, как и отказ от воспоминаний, их “отпускание”». Иными словами, когда человек умирает, отношения с ним на этом не  заканчиваются. Смерть можно воспринимать не как нечто финальное и окончательное, а как приглашение трансформировать наши отношения с тем, кто умер. Психологическая работа в метафоре «Снова сказать “Здравствуй!”» позволяет создать терапевтический контекст, способствующий встраиванию в настоящее новых отношений с умершим близким человеком, и не требует полностью отказаться от этих отношений.

Обе метафоры проверены временем и показали свою эффективность в разных случаях. Резонно встает вопрос выбора метафоры для работы с конкретным случаем. Поэтому другим важным фокусом внимания в процессе психологической помощи становится система самоорганизации личности обратившегося за помощью (а в идеале – каждого) члена семьи. Под самоорганизацией личности в дальнейшем будем понимать совокупность процессов, позволяющих сохранить целостность личности, способность функционировать в изменяющихся условиях, в сложной жизненной ситуации: в частности, в ситуации утраты. В структуру самоорганизации включаются:

  • временная перспектива как отражение когнитивно-аффективного стиля взаимодействия с реальностью, по сути являющееся стратегией преодоления сложной жизненной ситуации;
  • совладающее поведение и его ресурсы, отражающее тактику преодоления сложной жизненной ситуации.

Предположительно работа в метафоре «Прощай!» более эффективна с теми, у кого временная перспектива сфокусирована на настоящем или смещена в будущее, которое рассматривается скорее позитивно. Людям с такой системой самоорганизации проще оставить воспоминания в прошлом и продолжать жить дальше. Работа в метафоре «Снова сказать “Здравствуй!”» более эффективна с теми, у кого фокус временной перспективы смещен в прошлое, при этом преобладают позитивные оценки. Работа в русле данной метафоры позволит использовать воспоминания в качестве ресурса и продлить временную перспективу в будущее, встроив в него трансформированные отношения с умершим.

Таким образом, мы выделили два фокуса внимания при разработке стратегии психологического сопровождения семьи в процессе переживания кризиса утраты. Во-первых, это работа с семейной системой, ее перестройкой и перераспределением функций между ее членами. Во-вторых, это индивидуальная работа с членами семьи, построенная в зависимости от их индивидуальных особенностей. Интересным для обсуждения и исследования остается вопрос о том, как эти два направления могут развиваться и взаимодействовать в процессе оказания психологической помощи семье или одному из ее членов. На наш взгляд, возможны различные варианты сочетаний и переплетений, например,  сочетания способов совладания, выработанных на уровне семьи и личности, их конфликт и взаимное подкрепление. Анализ таких особенностей также может стать толчком и ресурсом для пере-живания кризиса, в котором большую роль играет и личность с ее особенностями, и семейная система с ее законами. 

Итак, нами была предложена модель рассмотрения личности и семьи в русле системного взгляда, а также применение этой модели в процессе создания стратегии психологической помощи в преодолении ненормативного семейного кризиса на примере кризиса утраты. Данная модель позволяет расширить фокус внимания психолога-консультанта, что дает ему больше возможностей для поиска ресурсов и путей преодоления сложной жизненной ситуации. 

Литература

  1. Баканова А. А. Смерть и работа горя //Кораблина Е. П., Акиндинова И. А., Баканова А. А., Родина А. М. Искусство исцеления души: Этюды о психологической помощи: Пособие для практических психологов. - СПб., 2001.
  2. Василюк Ф.Е. Пережить горе // Человеческое в человеке.  М.:  Политиздат, 1991.
  3. Кондратенко С. Избранные аспекты работы с горем в гештальт-методе. – Российский гештальт. Вып. 5 / Под ред. Н.Долгополова, Р.Ефимкиной. - Новосибирск: Научно-учебный центр НГУ, 2003.
  4. Леонович О.В. Метафоры в психологической работе с утратой/ Молодые ученые – столичному образованию. Материалы VIII городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения. – М.: МГППУ, 2009. – 496 с.
  5. Линдеманн Э. Клиника острого горя. Психология мотивации и эмоций. /Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер и М.В. Фаликман. – М.: ЧеРо, 2002. – 752 с.
  6. Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной терапии. – М.: Независимая фирма «Класс», 1998. – 304 с.
  7. Фрейд З. Печаль и меланхолия. Психология мотивации и эмоций. /Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер и М.В. Фаликман. – М.: ЧеРо, 2002. – 752 с.
  8. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. – Л.: Медицина, 1989. – 192 с.
  9. Hedtke, L. (2000): Dancing with Death. Gecko: a journal of deconstruction and narrative ideas in therapeutic practice No.2.
  10. Myerhoff, B. (1982): ‘Life history among the elderly: Performance, visibility and re-membering.’ In Ruby, J. (ed), A Crack in the Mirror: Reflexive Perspectives in Anthropology. Philadelphia: University of Pennsylvania Press.
  11. White, M. (1989): ‘Saying hullo again.’ In Selected Papers. Adelaide: Dulwich Centre Publications.
Опрос
Вы встречались с психологом?
 
Кто на сайте?
Сейчас на сайте находятся:
 389 гостей на сайте
Баннер